Под знаком льва финкельштейн

Борис Финкельштейн: «У золотой рыбки я бы ничего не попросил» | .

под знаком льва финкельштейн

Финкельште́йн (идиш פינקלשטיין ) — еврейская фамилия (от идиш финкл — искра и штейн . Условия использования. Wikipedia® — зарегистрированный товарный знак некоммерческой организации Wikimedia Foundation, Inc. Борис Финкельштейн Технический эксперт Хорошо знаком по прошлой жизни с такими постными лицами, переполненными личной. Как успешный банкир Борис Финкельштейн известен большей части крымчан. А через 32 года, когда выходила моя книга «Под знаком Льва» ( такое.

Оказалось, меня давно ждут, и я стремглав побежал принимать экзамен. Этот случай мог бы плачевно сказаться на моей карьере. По-другому началась моя первая, вступительная лекция по анализу у пианистов.

под знаком льва финкельштейн

Я вошел в класс и увидел, что группа целиком состоит из представительниц слабого пола. Студентки внимательно смотрели на. Я за пятнадцать минут выложил им все, что должен был объяснять два часа. После мучительного молчания — мне оно казалось бесконечным — сказал: По гармонии мне помогала та же добрейшая В. Таранущенко, намечая план занятий. В институте была еще форма заочного обучения. Из разных уголков СССР приходили бандероли с работами по анализу, я должен был копаться в них и находить ошибки.

Про Первую симфонию Чайковского: Ведь с тех пор прошло так много времени!

Финкельштейн

Он обратился к директору с просьбой, чтобы мне дали вести специальное сочинение, так как он хочет заниматься только у. Потом к нему примкнул студент В. Таким образом, у меня собрался целый класс. В здании института, внизу при входе - направо располагалась школа имени Гнесиных, ее директором был обаятельнейший и деловой Зиновий Исаакович Финкельштейн. Он меня попросил заниматься композицией с одаренным учеником Давидом Тухмановым. У нас быстро наладился контакт, я сразу оценил его способности и занимался с удовольствием.

Но он был отчаянным шалопаем, пропускал предметы, плохо себя вел на уроках и так далее. Директор сказал, чтобы я не занимался с ним, если он проштрафится. Как ни странно, Тухманов подтянулся, потому что дорожил нашими уроками.

Всегда вспоминаю о нем с нежностью. Вскоре меня пригласили в консерваторию. Там я тоже преподавал теоретические дисциплины.

Крымских писателей возглавил Финкельштейн | Милли Фирка

Мне повезло, что я попал к такому хорошему музыканту Лео Абрамовичу Мазелю, о нем я уже. Он пригласил меня вести индивидуальные занятия. Я бывал на его лекциях, записывал. Кроме того, помогал в индивидуальных занятиях и Сергею Сергеевичу Скребкову, он тоже вел специальный анализ формы у теоретиков, это был другой курс. Наконец, я встретил однажды на лестнице Генриха Густавовича.

под знаком льва финкельштейн

И он с ходу сказал: К тому же мне казалось, что у него были ассистенты и помимо. Но он тут же повел меня к директору и заставил оформиться.

под знаком льва финкельштейн

Так решилась моя судьба. Анализ я еще вел, но, в общем, стал помогать Генриху Густавовичу. И целиком окунулся в педагогический омут. Я очень волновался, советовался со Стасиком, который тоже был ассистентом: Что я буду им говорить? И я опять был в панике — как за такое короткое время выбрать самое главное? Я, смоля папиросу — тогда я курил как сапожник, по полторы пачки в день, - прокуривал воздух вдрызг, пуская клубы дыма Тогда можно было курить прямо в классе: Я занимался два раза в неделю меня взяли на целую ставку!

Теперь я мог себе это позволить, поскольку знал, что Нейгауз не попросит меня поиграть. Мог, наконец, насладиться его педагогикой, влиться в атмосферу двадцать девятого класса. Генрих Густавович часто просил меня подыграть на втором рояле.

Я переиграл массу концертов. Нейгауз сидел сзади, и я спиной чувствовал, что ему иногда тяжело переносить громкое tutti, тогда смирял свой порыв. Помню, в Пятом концерте Бетховена, в финале, слишком выразительно сыграл тему, которая потом должна была звучать у солиста. Генрих Густавович остановил меня и сказал, что оркестр всегда играет объективнее, тогда солист выигрывает, достигая большей выразительности. Это было тонкое замечание. Не скажу, что после этого я всегда выполнял его просьбу, но все-таки зарубил себе на носу, что аккомпанировать — не значит солировать.

Однажды в класс пришел Павел Васильевич Лобанов с громадным магнитофоном. Невзирая на протесты Генриха Густавовича, настоял на своем, записывал уроки — это было замечательно. Он же записал урок Нейгауза с кинокамерой. Несмотря на плохое качество, этот эпизод теперь можно увидеть и хотя бы отчасти представить себе один маленький фрагмент из жизни двадцать девятого класса.

Позднее, читая его письмо к сыну, я узнал, что ему бы очень хотелось и меня видеть на эстраде. И сейчас мне понятно, почему Стасик почти насильно заставил меня поиграть с.

Увы, наступил год, когда десятого октября Генриха Густавовича не. Двадцать девятый класс осиротел. Мы, его ассистенты, продолжали заниматься, но уже самостоятельно. Поначалу я, наверное, был какой-то самонадеянный дурак. Мне казалось, что если я чувствую эту музыку, так ясно представляю, как построил бы ее, то все обязательно передам, и ученик — любой — станет хорошо играть.

Я просто вложу в него свое понимание, и он заиграет ярко. Вот это было мое величайшее заблуждение. Когда я так подготовил одного ученика и он стал играть на зачете, то все присутствовавшие педагоги, профессора в один голос сказали то же, что я говорил ему на первом занятии.

Я это воспринял очень болезненно. И понял, что природу изменить. Можно только надуть пузырь и как бы обмануть и себя, и музыку, и. Переписывал его раза четыре, мне все не нравилось — писатель я был неопытный. Читатель наоборот - опытный, читаю с трех лет и очень помногу Так вот, на пятый раз я таки написал рассказ, который мне понравился, потом второй, третий и сейчас их уже около Это такой рассказ для внука.

Ну, у меня, в какой-то степени, все рассказы автобиографические, но только в той мере, что я беру сюжеты из своей биографии. Я пишу от руки, у меня абсолютно прямая связь сознания с бумагой, и я ничего не придумываю — Не испытываете неловкости, обнажая душу перед читателем?

А часто остаетесь довольны написанным? Остальные я пишу не вставая из-за стола: Особенно дикие экскурсы выбрасываю. Я очень даже ярко выраженный перфекционист и с этим приходится непрерывно бороться, потому что надо ведь и завершать начатое. Поэтому на каком-то этапе я сознательно отказываюсь от дальнейшего совершенствования и завершаю: Психологи сейчас склоняются к тому, что перфекционистом быть вредно Сейчас внук посещает 11 разных секций, чем-то он напоминает.

Эти рассказы не обо мне, первая книга, в которой сюжеты не полностью из моей жизни. Она выйдет к концу года, сейчас написано 7 рассказов из У меня объем книги стандартный - 20 рассказов. В 5 лет пытался читать Марка Аврелия: За этим стоят долгие годы кропотливой работы или у вас еще и экономическая жилка? Мой отец в детстве в уме умножал шестизначные цифры, когда не было еще калькуляторов — он родился в году.

Мне не передались его способности полностью, но я за всю жизнь еще ничего не забыл. Благодаря хорошей памяти я никогда ничего долго не учил и с первого раза запоминаю интересующую меня информацию.

Родители меня как всегда отослали к книжкам, и я в 5 лет попытался прочитать трактат Марка Аврелия, который понял спустя лет десять. Затем писатели стали интересоваться моими рассказами и сейчас они в Крыму известны. Потому что это единоборство, спихнуть вину за проигрыш не на. В командных видах можно сказать что вратарь не поймал, полузащитник не подал.

Я занимался боксом до 26 лет, потом очень серьезно — альпинизмом, по сей день занимаюсь горными лыжами. В 50 лет начал заниматься конным спортом, теннисом, всегда занимался стрельбой. Как и все испытал увлечение восточными единоборствами. Присутствует много всякого в наших действиях: Это приносит огромное удовольствие - сделать что-то лучше. Думаю, жизнь не имеет никакой иной цели кроме самой жизни, а раз это так, то мы должны жить с удовольствием. Но я не понимаю удовольствия, которое получаешь лежа на диване, оно в действии — поставь себе сложную задачу и реши.

Лева с виду хоть тщедушен, Но усидчив и послушен… В карман за словом не полезет. Пастухом быть все он грезит. Пасторальный романтический туман быстро рассеялся, и новым увлечением пятилетнего Левы стала милитария. Он грезил лейб-гусарами, кирасирами и преображенцами. Родители решили отправить Леву в приготовительный класс царскосельской Николаевской гимназиив которой работал Николай Михайлович Пунин. Чтобы Лева быстрее овладел азбукой, отец пообещал ему купить деревянную лошадку, о которой тот мечтал.

Не прошло и месяца, как мальчишка не только выучил буквы, но начал читать по слогам — все лучше, все быстрее. Потом и обещания стали не нужны — Лева сам брал с полки книжки и с жадностью читал, не забывая, однако, исправно делать уроки.

Своими успехами он радовал родителей и в 1-м классе гимназии. Среди его любимых предметов были: Лева Пунин, год. Лева Пунин, Царское Село. Счастливый Лева Пунин, ученик приготовительного класса царскосельской Николаевской гимназии, сдал экзамен по азбуке и получил в подарок лошадку. Фотографии из архива О. В году Лев поступил во 2-й кадетский корпус.

под знаком льва финкельштейн

Жизнь там была по-военному однообразной. Вскоре его перевели в отряд особой важности при Главкоме Северным фронтом, которым командовал брат Леонид. В рядах этой части офицер оставался практически до конца Первой мировой войны. Он участвовал в разведках и партизанских вылазках в тыл германцев, в кровопролитных Митавской и Рижской операциях. Был ранен, получил множество боевых наград.

Кадет Лев Пунин, мечтающий быстрее попасть на войну. Весна - лето г. Штабс-капитан Лев Пунин, награжденный орденами cв.

под знаком льва финкельштейн

Владимира 4-й степени с мечами и бантом и св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом. С года преподавал историю транспорта. С по год он работал в школе ВОСО .